Что нужно знать грузоотправителю о юридических аспектах грузовых автоперевозок

(Опубликовано в «Юридическая практика», №41 (511) от 09/10/07)

Все возможности спутникового GPS мониторинга от производителя оборудования GPS мониторинга

Все возможности спутникового контроля транспорта от производителя оборудования GPS контроля транспорта

Вверяя груз транспортной компании, грузоотправитель должен обеспечить себя юридическими гарантиями его своевременной доставки без повреждений и утраты. В конечном счете, критерий наличия таких гарантий – хорошая судебная перспектива взыскания убытков с перевозчиков или экспедиторских компаний. Чтобы этого добиться, грузоотправителям необходимо принять во внимание следующее:

Перевозка или экспедирование?

Прежде всего, необходимо определиться с тем, каким договором будет оформлено сотрудничество с исполнителем транспортных услуг. Особого внимания требует ситуация, когда транспортная организация предлагает заключить не договор перевозки груза, а договор транспортно-экспедиционного обслуживания. Груз будет  фактически перевезен по любому из этих договоров, но вот объем ответственности транспортной организации в этих случаях может существенно различаться.


Наибольший объем ответственности возлагается на транспортную организацию, когда с ней заключен договор перевозки. Перевозчик отвечает за просрочку принятия груза к перевозке и за просрочку его доставки, утрату или недостачу груза при перевозке и за его повреждение. Причем, законом устанавливается презумпция вины перевозчика. Это означает, что при утрате, недостаче или повреждении груза бремя доказывания обстоятельств, которые могли бы освободить перевозчика от ответственности, лежит на самом перевозчике. Круг таких обстоятельств, освобождающих перевозчика от ответственности очерчен в п. 1 ст. 314 ХК. К ним относится только непреодолимая сила и случай.

А вот с ответственностью транспортной организации по договору экспедирования ситуация складывается сложнее. Если по договору перевозки перевозчик обязуется доставить вверенный непосредственно ему груз к месту назначения, то по договору транспортного экспедирования экспедитор обязан лишь организовать перевозку. Причем понятие "организация перевозки" законодательством не определено. Только в договоре стороны смогут определить объем этого понятия, оговорив, будет ли это всего лишь обеспечение подачи транспортного средства на склад грузоотправителя или более объемная обязанность организовать доставку груза до склада грузополучателя. Но в любом случае обязанность непосредственно перевезти груз на экспедиторе не лежит. Экспедитор может даже не иметь и зачастую действительно не имеет лицензии на перевозки и, соответственно, не вправе осуществлять такую деятельность. В результате груз принимается к перевозке третьим лицом – непосредственным перевозчиком, не являющимся стороной по договору экспедирования. Соответственно, ответственность перевозчика этим договором не регламентируется.


Сразу оговоримся, что ниже не рассматриваются ситуации, когда сам перевозчик оказывает экспедиторские услуги. Большего внимания для грузоотправителя требуют случаи, когда перевозчик и экспедитор – разные субъекты.


Экспедирование экспедированию рознь


За что же отвечает экспедитор? Вообще договор экспедирования – специфичный институт гражданского права. Несмотря на то, что он выделен  в отдельные разделы ГК и ХК, по своей природе он может быть сведен либо к договору поручения, либо договору комиссии. ГК и ХК предусматривают, что экспедитор может заключать  договоры перевозки груза либо от имени клиента, либо от своего имени, что должно быть определено в самом договоре экспедирования. А это означает, что в случае пробелов в договоре и в специальных нормах об экспедировании, к правоотношениям сторон будут применяться общие нормы либо о договорах поручения, либо  о договорах комиссии. Соответственно, и правовые последствия будут различными.


Экспедитор как представитель


В первом случае экспедитор выступит в качестве представителя и своими действиями будет создавать правовые последствия не для себя, а для грузоотправителя. Причем такие последствия для грузоотправителя могут оказаться неожиданными, поскольку текст договора перевозки со сторонним перевозчиком, привлеченным экспедитором, как правило, грузоотправителю неизвестен. Оспаривать содержание такого договора грузоотправителю будет проблематично с того момента, когда он передаст груз перевозчику. Передача груза будет приравнена к действиям, направленным на одобрение сделки, совершенной экспедитором-представителем (ст. 296, 298 ХК, ст. 241 ГК). Следует обратить внимание, что передача груза перевозчику по товарно-транспортной накладной в любом случае будет подтверждением заключения договора перевозки (ст. 909 ГК). Но когда такой договор заключен через экспедитора, он будет иметь силу для грузоотправителя именно на условиях, подписанных экспедитором, поскольку форма накладной такова, что не определяет условий договора перевозки.


Если в процессе перевозки грузоотправителю будут причинены убытки, каковы перспективы их взыскания с перевозчика и экспедитора, действовавшего в качестве представителя?


Наиболее правильным в такой ситуации представляется обращение за взысканием убытков именно к перевозчику, реквизиты которого должны быть известны из товарно-транспортной накладной. У экспедитора необходимо затребовать копию заключенного им договора перевозки. Если такого договора не окажется, - а это распространенный случай в нынешней хозяйственной практике, то требования к перевозчику будут основываться на общих положениях законодательства, которые отмечены выше. Если же такой договор будет представлен и его положения окажутся не в пользу грузоотправителя, то есть, если ответственность перевозчика в них будет снижена, то у грузоотправителя есть возможность сослаться на нормы п. 5 ст. 307 ХК, ст. 920 ГК. Они запрещает снижать ответственность перевозчика против установленных законодательством положений.


Есть ли перспектива привлечь к возмещению убытков в этом случае и экспедитора? На первый взгляд грузоотправителю можно было бы опереться на ч. 3 ст. 14 ЗУ "О транспортно-экспедиторской деятельности" (далее – Закона) и п. 2 ст. 932 ГК. Эти нормы предусматривают, что в случае привлечения экспедитором к выполнению своих обязанностей по договору транспортного экспедирования других лиц, экспедитор отвечает перед клиентом за нарушение договора. Однако закон не определяет, в каких именно формах экспедитор должен "привлечь" перевозчика, чтоб отвечать за действия последнего. Дело в том, что когда экспедитор действует в качестве представителя, он, как самостоятельный субъект, собственно к перевозке никого не привлекает. К перевозке в этом случае стороннего перевозчика привлекает сам грузоотправитель, действующий в лице экспедитора-представителя. Выходит, что экспедитор "привлек" перевозчика в экономическом, но не в юридическом смысле. Поэтому экспедитор справедливо может сослаться на положение п. 2 ст. 303 ХК: если иное не предусмотрено договором, коммерческий агент (представитель) не гарантирует субъекту, которого он представляет, исполнение третьими лицами обязательств по сделкам, заключенным через его посредничество.


Поэтому, если условием сотрудничества с экспедитором является гарантированная доставка грузов, отдельным договором поручительства (не путать с поручением) экспедитор должен поручиться за надлежащее исполнение перевозчиком своих обязательств. Это позволит грузоотправителю привлечь перевозчика и экспедитора как солидарных должников.


Экспедитор как комиссионер


Другая ситуация с ответственностью экспедитора складывается, когда он действует в качестве комиссионера, заключая договор перевозки по заданию заказчика, но от своего имени. Все права и обязанности из договора перевозки экспедитор приобретает самостоятельно, даже если грузоотправитель назван в этом договоре (ст. 1016 ГК).


По общему правилу комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом договора, заключенного с ним за счет комитента. Но процитированные выше нормы ч. 3 ст. 14 Закона и п. 2 ст. 932 ГК делают исключение из этого правила. Экспедитор должен отвечать перед клиентом за нарушение перевозчиком условий договора перевозки. Тем не менее, основания и объем ответственности экспедитора в этом случае существенно отличаются от оснований и объема ответственности перевозчика по классическому договору перевозки.


Экспедитор отвечает за действия перевозчиков, которые привлечены им именно для исполнения тех обязательств, которые содержатся в договоре экспедирования. Некорректность ч. 3 ст. 14 Закона и п. 2 ст. 932 ГК состоит в том, что собственно перевозка груза не может быть обязанностью экспедитора, если он одновременно не является еще и перевозчиком, имеющим соответствующую лицензию и предоставившим свое транспортное средство для осуществления перевозки. Раз перевозка не является обязательством экспедитора, то, строго говоря, за ненадлежащую перевозку экспедитор отвечать не должен. Поэтому решающее значение для грузоотправителя имеет то, как стороны в договоре определят обязанности экспедитора. В интересах грузоотправителя сформулировать понятие "организация перевозки" как можно шире, о чем уже говорилось выше. Если грузоотправитель побеспокоился об этом, то при возникновении убытков необходимо обратиться за их возмещением непосредственно к экспедитору на основании ч. 3 ст. 14 Закона и п. 2 ст. 932 ГК. А экспедитор далее может воспользоваться правом регресса уже к перевозчику, по вине которого убытки возникли.


Тут следует отметить особенность ответственности экспедитора за утрату и недостачу груза. Согласно ч. 1 ст. 14 Закона: экспедитор отвечает перед клиентом за количество мест, вес, если проводилось контрольное взвешивание в присутствии представителя перевозчика, что зафиксировано его подписью, а также за соответствие упаковки данным товарно-транспортных документов, которые заверены подписью представителя перевозчика, если иное не установлено договором транспортного экспедирования.


Если же договором экспедирования не предусмотрена обязанность экспедитора организовать доставку груза непосредственно грузополучателю, то экспедитор может отвечать лишь за непринятие привлеченным перевозчиком груза к перевозке, поскольку эта обязанность в большинстве случаев отражена в любых договорах экспедирования, имеющих комиссионную природу. За возмещением убытков в подобных ситуациях грузоотправителю придется обращаться к непосредственному перевозчику несмотря на то, что грузоотправитель не был стороной по договору перевозки. Чтобы реализовать эту возможность грузоотправитель-комитент имеет право потребовать от экспедитора-комиссионера передачи права требования к перевозчику по договору перевозки в порядке ст. 1016 ГК, а экспедитор обязан собрать для грузоотправителя и обеспечить все необходимые доказательства в случае нарушения нанятым им перевозчиком своих обязательств. Правда практическая реализация этой правовой возможности может столкнуться с проблемами, особенно, если экспедитор и перевозчик – связанные лица.


Но при этом следует учесть, что зачастую экспедитор и перевозчик являются связанными лицами и условия договора перевозки между такими лицами могут оказаться не в пользу грузоотправителя. Поэтому очень важно, чтобы в договор экспедирования заказчик включил свои указания экспедитору в отношении объема ответственности перевозчика. Если таких оговорок в договоре экспедирования не было и экспедитор заключил договор перевозки на невыгодных для клиента условиях, последний может ссылаться на невыполнение экспедитором ст. 1014 ГК как на основание его ответственности. Норма этой статьи обязывает экспедитора заключать договоры перевозки на условиях, наиболее выгодных для заказчика. Кроме того, при анализе положений об ответственности в заключенном экспедитором договоре перевозки нельзя забывать об общем принципе ст. 920 ГК: ответственность перевозчика может регламентироваться соглашением сторон только в случаях, когда иное не предусмотрено законом. В частности, п. 127 по-прежнему действующего Устава автомобильного транспорта УССР 1969 г. (далее – Устава) прямо запрещает изменять ответственность перевозчика, установленную как самим Уставом, так и нормами других актов, если в самих этих нормах не предусмотрена возможность отступления от них.


Чтобы избежать спорных моментов в распределении ответственности между перевозчиком и экспедитором-комиссионером грузоотправителю следует воспользоваться п. 3 ст. 1016 ГК. Эта норма предоставляет экспедитору возможность поручиться за перевозчика. При этом грузоотправителю следует упомянуть в договоре, что предоставление поручительства учтено в стоимости услуг экспедитора, в противном случае последний имеет право претендовать на дополнительное вознаграждение (п. 2 ст. 1013 ГК).


Какой же договор заключать?


Подводя итог сказанному выше, отметим, что для грузоотправителя наиболее оптимальным с точки зрения перспектив взыскания возможных убытков будет заключение с транспортной организацией прямого договора перевозки. В этом случае императивные нормы об ответственности перевозчика и презумпция его виновности максимально гарантируют интересы грузоотправителя. Если есть необходимость в обращении к посреднической экспедиторской компании, то лучше заключить сразу два договора: 1) с экспедитором на услуги по поиску перевозчика и 2) собственно договор перевозки с предоставленным перевозчиком. Причем в договоре экспедирования необходимо предусмотреть поручительство экспедитора за найденного им перевозчика. Это позволит в дальнейшем предъявить иск экспедитору и перевозчику солидарно. Если же заключение договора перевозки непосредственно с компанией-перевозчиком по каким-либо причинам не представляется возможным, то договор экспедирования необходимо построить на началах института комиссии, предусмотрев в качестве критерия надлежащего выполнения обязательства "по организации перевозки" своевременную доставку груза грузополучателю, а также ответственность экспедитора за действия привлеченных им перевозчиков. Наделение же экспедитора представительскими полномочиями требует доверительных отношений между компаниями.

 

Документальное оформление принятия груза к перевозке

Перевозчик отвечает за груз с момента его принятия к перевозке (ст. 308 ХК). Ответственность экспедитора за привлеченного им перевозчика также наступает с этого же момента. Поэтому факт принятия груза должен быть оформлен надлежащим образом как со стороны грузоотправителя, так и со стороны перевозчика.

Уставом и Правилами перевозки грузов автомобильным транспортом в Украине (далее – Правилами) предусмотрено, что основным документом на перевозку грузов является товарно-транспортная накладная (ТТН). Грузы, не оформленные ТТН, к перевозке не принимаются (п. 47 Устава).


Сразу возникает практический вопрос. Если грузоотправителю известна только экспедиторская компания, а конкретный перевозчик, который будет перевозить данную партию груза, становится известным лишь за считанные часы до начала перевозки, то можно ли в качестве автопредприятия указывать в ТТН экспедиторскую компанию?


На этот вопрос следует ответить категорически отрицательно. ТТН является первичной транспортной документацией, фиксирующей сам факт перевозки грузов, а не оказания экспедиторских услуг. Если экспедиторская компания не является одновременно и непосредственным перевозчиком данного груза (чаще всего так оно и есть), фигурировать в ТТН она не может. Поэтому экспедиторская компания должна своевременно сообщить грузоотправителю все необходимые реквизиты перевозчика. Если же в ТТН будут ошибочно указаны реквизиты экспедитора, который перевозку фактически не осуществляет, то содержание ТТН не будет соответствовать действительности и у грузоотправителя не будет надлежащих доказательств передачи груза для перевозки.


Обязанность по оформлению ТТН лежит на грузоотправителе. В графе "Автопредприятие" грузоотправитель должен указать именно непосредственного перевозчика, то есть перевозчика, которому принадлежит прибывший под загрузку автомобиль. Это существенно, поскольку довольно часто перевозчики поднанимают других перевозчиков на те или иные рейсы.


Особого внимания требует наличие подписи представителя перевозчика в ТТН при принятии груза. Обычно таким представителем является водитель транспортного средства. Не должно вызывать сомнений, что водитель в бланке ТТН в скобочках назван через черточку экспедитором. Это касается того случая, когда сам перевозчик одновременно оказывает некоторые экспедиторские услуги (п. 10.10. Правил).


Поскольку подпись водителя перевозчика, в отличие от подписи представителя грузоотправителя, обычно не заверяется какими-либо печатями и штампами, это ставит проблему доказательной силы такой подписи. В практике хозяйственных судов есть случаи, когда перевозчик, фактически перевозивший груз, тем не менее, заявлял о поддельности подписи своего водителя в ТТН и даже просил суд назначить графологическую экспертизу, стараясь обосновать таким путем то обстоятельство, что груз не принимался им к перевозке. В отношениях поставщика с покупателем аналогичная проблема исключена в силу обязательного использования доверенностей на получение товарно-материальных ценностей, которые устанавливают правовую связь между предприятием-покупателем и физическим лицом, подписавшим расходную накладную. Что же касается отношений грузоотправителя и перевозчика, то здесь имеет место пробел в законодательстве. Инструкция о порядке регистрации выданных, возвращенных и использованных доверенностей на получение ценностей говорит только об отношениях с покупателями товаров и устанавливает ряд норм, не рассчитанных на специфику работы перевозчиков. Поэтому, наиболее оптимальным путем решения этой проблемы представляется включение в договор перевозки условия о том, что водитель перевозчика является его полномочным представителем по принятию грузов, а также указание иных (характерных для доверенности) реквизитов, включая образец подписи. С учетом положений закона о допустимости простой письменной формы для доверенности юридических лиц, это снимет возможные острые углы, связанные с тем, что водитель не состоит в трудовых отношениях с перевозчиком и вообще юридически с ним никак не связан.


Грузоотправителю необходимо не забывать об элементарных правилах безопасности и удостовериться, что прибывшее под загрузку транспортное средство действительно имеет прямое отношение к перевозчику. На практике принято указывать данные о транспортном средстве прямо в заявках к договору перевозки. Но иногда соответствие транспортного средства указанным в договоре данным отнюдь не исключает всех возможных проблем. При ознакомлении со свидетельством о регистрации автомобиля (техпаспортом) можно выяснить, что он не принадлежит перевозчику ни на праве собственности, ни на праве аренды. Зачастую автомобиль принадлежит физическому лицу, например, – самому водителю, который в лучшем случае является предпринимателем, имеющим некоторые договорные отношения с перевозчиком. В целом, если такой автомобиль и его водитель были указаны в договоре перевозки и в ТТН, это в общем случае не уменьшит объема ответственности перевозчика, поскольку грузоотправитель не обязан устанавливать принадлежность транспортного средства перевозчику. Однако у такого транспортного средства могут возникнуть проблемы в дороге, которые обернуться для грузоотправителя, по крайней мере, задержкой в доставке груза. Ст. 48 новой редакции ЗУ "Об автомобильном транспорте" несколько расширила (по отношению к п. 2.1. Правил дорожного движения) перечень документов, которые должны сопровождать автомобиль перевозчика. Водитель транспортного средства, помимо прочего, должен предъявить также и лицензионную карточку, которая выдается перевозчику на каждый автомобиль. В описанной ситуации, если у водителя и окажется такая карточка, название перевозчика в ней не будет совпадать с названием перевозчика в ТТН. Аналогичное несовпадение, скорее всего, окажется и в путевом листе.


Отменены ли ТТН?


28.04.2006 появилось сообщение Госкомпредпринимательства об отмене Приказа Минстата и Минтранса от 07.08.96 N 228/253 "О порядке изготовления, хранения, применение единственной первичной транспортной документации для перевозки грузов автомобильным транспортом и учета транспортной работы" и пункта 11.2 Правил перевозки грузов автомобильным транспортом в Украине. После этого в прессе стали высказываться мнения о необязательности применения ТТН при грузовых автоперевозках.


Однако обязательность применения ТТН и ее содержание с одной стороны и статус ТТН в качестве бланка строгой отчетности с другой стороны были урегулированы различными, независящими друг от друга нормативными актами. Обязательность применения ТТН была установлена еще Уставом автомобильного транспорта УССР 1969 г.  29.12.1995 г. совместным приказом Минстата и Минтранса N 488/346 "Об утверждении типовых форм первичного учета работы грузового автомобиля" была установлена форма ТТН. Затем в 1997 г. появились Правила перевозки грузов автомобильным транспортом в Украине. П. 11.1. этих Правил была еще раз подтверждена необходимость оформления ТТН, а п. 11.2. был предусмотрен статус ТТН как бланков строгой отчетности, а также необходимость издания специального нормативного акта о порядке их заполнения. Во исполнение п. 11.2. и был издан впоследствии отмененный приказ Минстата и Минтранса. В нем была полностью воспроизведена форма ТТН из Приказа N 488/346 от 29.12.1995 г. и даже со ссылкой на него. После утраты силы Приказом N 228/253 от 07.08.1996 г. и п. 11.2. Правил сама форма ТТН по Приказу N 488/346 от 29.12.1995 г. и обязательность ее применения сохранили силу.


Следовательно теперь бланк ТТН не является "строгим" и даже может быть изготовлен самим предприятием (п. 2.7. Положения о документальном обеспечении записей в бухгалтерском учете, утвержденного приказом Минфина N 88 от 24.05.95 г.), если речь, конечно, не идет об алкогольных и табачных изделиях или спирте, но форма этого бланка и обязательность его использования остаются незыблемыми.


Участие представителя грузоотправителя в процессе перевозки


Отправители часто делегируют своего представителя для сопровождения дорогостоящих грузов в пути. Этот представитель также именуется экспедитором. Может ли экспедитор на самом деле защитить груз от хищений или повреждений при перевозке – это вопрос организации логистической службы. С уверенностью можно лишь сказать, что наличие экспедитора изменит основания ответственности перевозчика и об этом грузоотправителю нельзя забывать.


Согласно п. 10.9 Правил именно экспедитор, а не перевозчик, принимает груз у отправителя и передает его получателю. Также экспедитор обязан предупреждать повреждение или порчу груза. Ранее речь шла о том, что законом установлена обязанность перевозчика доказать наличие обстоятельств, освобождающих его от ответственности. Недоказанность таких обстоятельств сама по себе является основанием ответственности перевозчика. В случае присутствия экспедитора отправителя ситуация меняется. П. 134 Устава предусмотрено, что автотранспортное предприятие освобождается от ответственности за утрату, недостачу, порчу или повреждение гружу в случае, когда груз перевозился в сопровождении экспедитора грузоотправителя (грузополучателя). В отмеченном случае автотранспортное предприятие несет ответственность за несохранность груза, если предъявитель претензии докажет, что утрата, недостача, порча или повреждение груза произошли по вине автотранспортного предприятия.


При отсутствии оснований для ответственности перевозчика в рассмотренном случае не будет и оснований для привлечения к ответственности соответствующей экспедиторской компании. Поэтому отправитель должен с осторожностью относится к использованию экспедиторов для сопровождения перевозок. Ведь лишившись возможности взыскать убытки с перевозчика или экспедитора отправитель не всегда сможет взыскать их с самого экспедитора, допустившего повреждение груза.


Документальное оформление повреждения, недостачи или утраты груза при перевозке


Принципиальным моментом является положение п. 15.1. Правил: любые обстоятельства, которые могут служить основанием материальной ответственности перевозчика (то есть факты повреждения, недостачи или утраты груза), должны быть в актах, составленных с участием представителя перевозчика по форме, определенной правилами. А факт составления акта должен быть отражен в ТТН. Судебная практика склонна отказывать в исках к перевозчикам, если такие акты отсутствуют.


Несмотря на это строгое правило, очень часто хозяйственная практика идет по другому пути. Получатель, обнаружив недостачу или повреждение груза, зачастую отпускает прибывшее транспортное средство и вызывает представителя грузоотправителя для составления акта приемки по количеству или качеству. Такие акты, составленные получателем и отправителем без участия водителя транспортного средства или , не могут быть основанием для предъявления претензий перевозчику. Более того, соответствующие инструкции Госарбитража СССР П-6, П-7, регламентирующие порядок составления таких актов, обязывают получателя в необходимых случаях составить коммерческий акт с перевозчиком, руководствуясь соответствующими правилами перевозок грузов.


Также не стоит забывать о том, что если количество груза при разгрузке не соответствует его количеству при загрузке, это обстоятельство должно быть отражено в соответствующем разделе ТТН и заверено подписями получателя и водителя во всех трех прибывших к получателю экземплярах ТТН. Если водитель отказался от подписи, то совершенно необходимо соблюсти процедуру и составить об этом акт с участием представителя незаинтересованной организации. Закон не определяет, какие организации считаются незаинтересованными. Вероятно, это не должно быть связанное лицо либо организация, напрямую финансово зависящая от получателя (например, компания, охраняющая складские помещения). Сторонняя компания должна подтвердить исключительно сами факты недостачи или повреждения. Что же касается причин повреждения или стоимости утраченного груза, то такие выводы полномочно делать лишь "бюро товарных экспертиз" или лицензированный оценщик. Если стороны не пришли к соглашению о причинах повреждения груза, понадобятся оба вида таких актов.


Предъявление иска перевозчику


Если факт повреждения, утраты или недостачи груза надлежащим образом установлен, кто должен предъявить иск перевозчику – отправитель или получатель?


П. 160 все еще действующего Устава 1969 г. решил этот вопрос таким образом: при утрате груза иск может быть предъявлен как отправителем, так и получателем, а во всех остальных случаях (повреждения, недостачи, просрочки доставки) – только получатель. Но действующие сейчас нормы материального и процессуального права в значительной степени сделали неприменимым положение П. 160 Устава.


Материальное право на иск принадлежит лицу, права и законные интересы которого нарушены. В делах об утрате, недостачи или повреждении объектов права собственности (грузов) пострадавшей стороной является собственник грузов. Поскольку перевозки осуществляются, большей частью, в соответствии с договорами поставки, то собственник груза должен определяться в соответствии с нормами о договоре поставки, точнее, - нормами о переходе права собственности при поставке товара. Общее правило здесь такое: пока в соответствии с этими нормами право собственности не перешло к покупателю, управомоченной на подачу иска к перевозчику стороной является продавец. Если до этого момента груз к покупателю не попал или попал не полностью, права покупателя разумеется также нарушены. Но в этом случае покупатель имеет право обратиться с иском к продавцу о недопоставке, а не к перевозчику о частичной утрате груза.


Общие нормы о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели имущества установлены ст. 334 ГК. С учетом ее положений в хозяйственном обороте применяется особое правило п. 4 ст. 265 ХК об обязательном использовании правил Инкотермс. Сами Инкотермс, как подчеркивается во введении к ним, момента перехода права собственности не устанавливают. Но они устанавливают обязательства по доставке и момент, когда такие обязательства считаются выполненными. В соответствии с этим возможны две ситуации: 1) когда продавец отчуждает товар покупателю с обязательством по его доставке непосредственно получателю, либо 2) без такого обязательства.


Первая ситуация имеет место, когда стороны избрали в качестве базиса поставки один из D-терминов. В соответствии с п. 2 ст. 334 ГК моментом передачи товара и права собственности на него по D-терминам считается момент предоставления неразгруженного с прибывшего транспортного средства товара в распоряжение покупателя в месте, указанном сторонами. До этого момента, то есть на протяжении всего времени перевозки, все риски, связанные с перевозкой, лежат на продавце, отправившем груз. Таким образом, для продавца-грузоотправителя это наиболее невыгодные условия поставки.


Любые другие условия поставки, не заданные D-терминами, относятся ко второй ситуации. По условию EXW продавец выполнил обязательства по поставке, когда предоставил товар в распоряжение покупателя в названном месте даже без обязательства по его загрузке на предоставленное покупателем транспортное средство. Термин FCA обязывает продавца лишь передать товар названному покупателем перевозчику. EXW и FCA соответствуют применявшемуся ранее в текстах договоров поставки условию "самовывоз". В этих случаях, по правилу п. 2 ст. 334 ГК, моментом передачи товара и права собственности на него является момент передачи этого товара перевозчику. С этого момента перевозчик везет груз, принадлежащий уже покупателю. EXW и FCA предполагают, что сам покупатель заключил и договор перевозки. Поэтому ему и принадлежит право на предъявление иска, вытекающего из действий перевозчика.


Особого внимания требуют договоры поставки, в которых предусмотрены С-термины. В случае автоперевозок это CPT и CIP. Эти условия нельзя сопоставить ни одному из ранее применявшихся в текстах договоров поставки взаимоисключающим условий "самовывоз" или "доставка средствами продавца до склада покупателя". С одной стороны, продавец должен по этим условиям самостоятельно заключить договор перевозки, оплатить его и передать груз перевозчику. С другой стороны, условия этих терминов, включающиеся в условия договора поставки, четко определяют, что покупатель берет на себя все риски потери или повреждения товара, как и другие расходы после передачи товара перевозчику. Поэтому и в этом случае моментом передачи товара и права собственности на него является момент передачи этого товара перевозчику.


Чтобы избежать недоразумений и разногласий с получателем в связи с применением правил Инкотермс, грузоотправителю следует оговорить в договоре поставки, что право собственности на товар переходит покупателю с момента, когда грузоотправитель считается выполнившим обязательство по поставке на основании соответствующего термина Инкотермс.


© Адвокат Федоров Анатолий Анатольевич, 2007

Google+