Украинские суды защитили права российского драматурга Валентина Красногорова

Апелляционный суд Одесской области оставил в силе решение Приморского районного суда г. Одессы в деле по иску Валентина Красногорова к одному из одесских театров. Интересы истца в этом деле представлял адвокат Анатолий Федоров. Иск драматурга касался защиты его авторских прав и был удовлетворен судом в полном объеме.

Дело рассматривалось около года и обросло за это время массой слухов и домыслов. Если в суде владелец театра защищался, то на страницах электронных и печатных СМИ, напротив, активно нападал на своего процессуального оппонента. Сторона истца, тем временем, воздерживалась от подробных комментариев обстоятельств дела, дожидаясь вступления решения суда в силу. Теперь же, по завершении процесса, можно дать развернутый комментарий. К тому же, хотя речь идет о рядовом и довольно распространенном случае нарушения авторских прав, это дело представляет еще и немалый профессиональный интерес. Ведь, судя по реестру судебных решений, споры авторов с театрами раньше украинскими судами не рассматривались.

Итак, в 2012 г. пьесы В.Красногорова поставило около 50 любительских театров, не говоря уже о театрах профессиональных. Почему же иск предъявлен именно в Одессе?

Летом 2011 г. в "Театре-галерее Перуцкого" под руководством А. Перуцкого был поставлен урезанный вариант популярной пьесы "Давай займемся сексом!". Суд установил, что было дано 8 спектаклей. Увы, замысел автора в постановке раскрыт не был, но зато интригующее название спектакля вселяло во владельца театра надежду на кассовые сборы. Входной билет стоил 50 грн. Посетители даже сетовали, что это многовато для непрофессионального театра. Правда, в суде представитель ответчика назвал эту плату "добровольными пожертвованиями". Сумма собранных пожертвований названа не была, но сторона ответчика уверяла, что пожертвования были израсходованы в большей части на фуршет для посетителей спектаклей. Правда, допрошенные в судебном заседании свидетели никакого фуршета не заметили.

В феврале 2012 г. А. Перуцкому была направлена претензия. Валентин Красногоров прождал ответа ни много ни мало два месяца. Поскольку владелец театра хранил молчание, в апреле 2012 г. был предъявлен соответствующий иск.

В основу доказательственной базы по делу были положены материалы видеофиксации, свидетельские показания, многочисленные рекламные материалы, нотариальные копии web-страничек, интервью владельца театра одесским телеканалам и т.п. При таких обстоятельствах отрицать факт постановки было бессмысленно и владелец театра избрал более оригинальную правовую позицию. Он заявил, что является ненадлежащим ответчиком. В самом деле, он же лично пьесу не исполнял! Исполняли ее актеры под руководством режиссера, а ответчик только предоставлял им помещение.

В силу именно такой правовой позиции ответчика истец был вынужден привлечь к участию в деле в качестве третьего лица еще и режиссера. Если бы ответчику удалось отстоять эту свою позицию, то иск был бы обращен уже против режиссера и актеров. Но, к счастью, этого не произошло.

Кроме того, ответчик настаивал на том, что постановка сокращенного варианта пьесы относится к случаям свободного использования произведений.

Сразу после открытия производства по делу владелец театра решил предать дело огласке. В своем телеинтервью он интерпретировал все произошедшее как попытку одесского адвоката "заработать на этом денег". Ведущая программы обещала информировать общественность о ходе судебного процесса. Однако, руководство телеканала, в нарушение не только закона, но и правил журналистской этики, письменно отказало стороне истца в реализации права на ответ, то есть − в возможности представить свое видение обстоятельств дела.

Затем в одном из электронных изданий появилась статья М. Гудымы "«Давай займёмся сексом!» – произнесли одесситы и получили повестку в суд". О тенденциозности подачи материала в этой статье говорит уже тот факт, что ее автор позабыла согласовать текст интервью адвоката Федорова с самим адвокатом Федоровым. Направленные журналистке требования о внесении соответствующих изменений были попросту проигнорированы.

Валентин Красногоров ответил на эту статью заявлением "БЕЗУСЛОВНО СОБЛЮДАТЬ ЗАКОН!".

М. Гудыма повторила свою точку зрения на страницах Вечерней Одессы в статье "Давайте займемся... бессмысленной тяжбой". В. Красногоров вновь ответил журналистке публикацией "А сапоги тачать пирожник...".

Тем временем, рассмотрение дела в Приморском районном суде г. Одессы шло своим чередом. Надо отметить, что суд рассматривал дело самым тщательным образом. Каждый довод сторон обсуждался и проверялся доказательствами. Даже после судебных дебатов суд своим определением вернулся к исследованию фактических обстоятельств дела.

В итоге, владельцу театра не удалось доказать, что он не имеет никакого отношения к коллективу актеров, который исполнял на его сцене эту и другие постановки. Кстати, в репертуаре "театра" Перуцкого были постановки и по другим произведениям, законность использования которых вызывает сомнения. В частности, это постановки "Продайте вашего мужа" по мотивам пьесы М. Задорнова и "Любить − не в баню сходить" по мотивам рассказов М. Зощенко.

Суд установил не одно, а целых шесть нарушений авторского права. Это не только постановка пьесы без разрешения автора и без выплаты ему вознаграждения, но еще и изменение названия произведения, а также имени автора. Но главными являются нарушения, связанные с посягательствами на целостность произведения и репутацию автора. Произвольное кромсание пьесы (названное в одной из статей "легким трансформированием авторского текста") искажает замысел автора, создает ложное впечатление об уровне его творчества. А ведь В. Красногоров известен одесситам довольно давно. Еще в 1982 г. на сцене театра музыкальной комедии с успехом шла его пьеса "Рыцарские страсти".

Перед рассмотрением дела в Апелляционном суде Одесской области появилась очередная, на сей раз, безымянная статья "Копирайт на секс! Российский драматург отсудил у одесских любителей театра круглую сумму". К стороне истца автор этой статьи не обращался. Говоря о "круглой сумме" журналист не упомянул о том, что В. Красногоров заявил минимально возможный размер компенсации. Этот минимальный размер определен Законом и составляет 10 минимальных зарплат за каждое из 6 нарушений авторского права. Между прочим, в зависимости от характера и объема нарушения этот размер может доходить до 50 000 минимальных зарплат (это более 50 млн. грн.). А в этом деле у В. Красногорова были все основания взыскивать компенсацию в размере, значительно превышающим минимальный.

Уже после завершения рассмотрения дела М. Гудыма опубликовала очередную статью, в которой постаралась подвести итоги этого дела. Разумеется, мнение стороны истца в этом обзоре учитывать было не обязательно. Но можно было бы учесть по крайней мере текст определения апелляционного суда в отношении изложенных в нем фактов.

Ответ драматурга на эту публикацию изложен в его статье "Быть меценатом вполне безопасно".

Итог этого дела таков: с нарушением прав интеллектуальной собственности можно и нужно бороться! Позитивный результат на этом поприще вполне достижим при надлежащей организации антиконтрафактных мероприятий. Отрадно, что и ответчик также извлек необходимые уроки. Сообщается, что теперь он снизошел до владельцев авторских прав и получил разрешение на публичное исполнение одной из своих постановок. Что ж, лед тронулся!

Google+